lin_tsimbal (tsimbal) wrote,
lin_tsimbal
tsimbal

Category:

Триумфы и трагедии Виктора Гюго

В биографиях великих писателей редко можно найти что-то романтическое. Чаще всего "певцы бурных страстей" в жизни оказывались очень спокойными, сдержанными людьми, верными мужьями и... довольно скучными людьми. Однако в случае с Виктором Гюго все получилось с точностью до наоборот: ни в одном из его произведений (кроме, разве что, "Отверженных") нет такого нагромождения страстей и трагедий, каковые преследовали автора в жизни. "Он познал все: великую любовь, великую славу, великое страдание" - написал о Гюго один из его биографов. И ничуть не преувеличивал.





Правда, "страсти" в семье Гюго начались еще задолго до появления на свет самого Виктора-Мари. Его отца Жозефа-Леопольда Гюго, наполеоновского офицера, ставшего впоследствии генералом, угораздило жениться на бретонке Софи Требюше, убежденной роялистке, женщине весьма сдержанной. Ко времени рождения третьего сына мадам Гюго уже порядком устала от своего пылкого и темпераментного мужа, и старалась как можно реже с ним видеться. К тому же, романтическое воображение Софи было занято более красивым и благородным мужчиной, другом Гюго - генералом Виктором Лагори. В результате, семья вскоре распалась. Софи жила в Париже с младшими сыновьями Эженом и Виктором (названным в честь Лагори), а ее старший сын Абель был отослан к отцу в Испанию. Естественно, мальчики, жившие в Париже, с обожанием смотрели на мать и под ее влиянием излишне строго относились к отцу, который отказывался воссоединиться с Софи. Взрослея, Эжен и Виктор начинали соперничать во всем: они оба писали стихи, оба хотели прославиться, оба были влюблены в прелестную девушку Адель, дочь друзей дома Фуше. Но более красивый и талантливый Виктор обходил старшего брата по всем статьям: его верноподданнические оды в честь короля Людовика XVIII имели успех, одна из них даже принесла автору поощрительную премию. Но более страшным для Эжена было другое: черноглазая Адель относилась к Виктору с явной благосклонностью.


Адель

Сам же Виктор пылал страстью. Он осыпал любимую девушку письмами и стихами, он воспевал ее красоту, величие, непорочность и ревновал ее даже к шумному дяде, у которого с детства была привычка чмокать в щечку любимую племянницу. Адель, особа по натуре не слишком романтичная, как могла, пыталась "урезонить" жениха, напоминая, что у нее тоже есть недостатки, которых Виктор не желал замечать. Дело принимало серьезный оборот. Адель и Виктор мечтали о браке, но увы, Софи Гюго и слышать об этом не хотела. Да супругам Фуше хотелось иметь зятя, который не повиснет камнем на их шее, а сможет содержать семью сам. Влюбленные уже почти ни на что не надеялись, как вдруг произошло несчастье: от удара скончалась госпожа Гюго. Виктор лишился самого родного ему человека, но вместе с тем устранялось серьезное препятствие его браку с Адель. Генерал Гюго, с которым Виктор сблизился после смерти матери, был всецело "за", и даже предложил официально просить для Виктора руки Адель. Дело оставалось за малым: у жениха не было денег, чтобы содержать семью. Но тут неожиданно улыбнулась Фортуна: старый король Людовик решил поддержать монархически настроенное "молодое дарование" и определил Гюго ежегодное содержание в 1000 франков. Кроме того, вышедший в то же время сборник стихов Гюго, принес ему доход втрое больший, чем ожидал сам поэт. Семья Фуше с радостью принимала его в доме, вовсю готовясь к свадьбе.



Адель Фуше Гюго

Единственным, кого не радовали эти события, был Эжен. Он стал злиться, срываться, грубить. Свадьбу младшего брата он воспринял как крушение всех своих надежд. Старший брат Абель вовремя увел его с церемонии венчания, но дома с Эженом случился припадок буйного помешательства: он рубил саблей мебель, принимая ее за Виктора, кричал, плакал, жаловался, целый месяц после этого пребывал в горячечном бреду. Виктор искренне надеялся, что все это пройдет, но диагноз доктора был неумолим: Эжен неизлечимо болен и нуждается в госпитализации. Сумасшествие брата стало первой из трагедий, омрачивших жизнь великого писателя.


Гюго в 30 лет

В остальном же, в молодой семье царило полное согласие. На свет один за другим появились четверо детей - Леопольдина, Шарль, Адель и Франсуа-Виктор. Подобно Софи Требюше, матери Гюго, Адель тоже стала уставать от излишне пылкого, темпераментного мужа. Кроме того, ей было немного скучно и обидно: Виктор был всецело увлечен своей поэзией, которую она не любила и не понимала, и частенько оставлял ее одну. Поэтому, появление в доме нового друга мужа - некрасивого и язвительного Шарля-Огюстена Сент-Бёва внесло в ее жизнь приятное разнообразие. "Друг семьи" изображал из себя этакую кроткую заблудшую овечку, которую благочестивая Адель взялась вернуть в лоно католической церкви. Виктора же Сент-Бёв покорил восторженными откликами на его книги. Хозяин дома и не замечал, что его "друг" пользуясь его отсутствием начинает все больше завоевывать доверие жены. У Адели были причины жаловаться на эгоистичного, властного и слишком пылкого мужа. Участливый "друг" увеличивал в ее глазах недостатки Виктора и ненавязчиво подчеркивал собственные достоинства. Его поведение было верхом подлости: уходя от Гюго, он "исповедовался" всем и каждому в том, как он любит жену Виктора и как бедняжка Адель страдает от притеснений грубого и неотесанного мужа. Когда же поэт попытался расставить все точки над "i" и благородно предложил сопернику, чтобы Адель сама сделала выбор, тот стушевался и оскорбился - женитьба на женщине с четырьмя детьми не входила в его планы. Но, будучи газетным критиком, он выставил Гюго "негодяем и лицемером". Ради детей Виктор не развелся с Адель, продолжавшей поддерживать отношения с Сент-Бёвом, но жить они стали раздельно. И вскоре в жизнь Гюго вошла Великая любовь.



Сент-бев

Ее звали Жюльетта Друэ. Они познакомились в театре, где ставилась очередная пьеса Гюго "Лукреция Борджиа". Жюльетте, красивейшей актрисе труппы, досталась лишь маленькая роль княгини Негрони - один выход, несколько реплик. "В пьесах господина Гюго маленьких ролей не бывает", - улыбаясь автору, сказала красавица - и тот был очарован. Не прошло и нескольких недель, как прозвучало страстное "Люблю!" и сакраментальное "На всю жизнь!". Но, увы, возлюбленная гения вовсе не походила на "чистую деву", которую Гюго когда-то полюбил в Адель. Ее жизнь была сложной: воспитанная дядей - одиноким отставным воякой, она в юности осталась без средств к существованию. Кто-то сердобольный устроил юную нимфу с прекрасной фигурой натурщицей в мастерскую скульптора Прадье, а тот сделал Жюльетту своей любовницей. В 1827 году, решив выгодно жениться, он "сплавил" надоевшую любовницу в театр, не дав ни франка на содержание их дочери Клер. Платили в театре мало, и, как многие красивые актрисы того времени, Друэ не нашла ничего лучшего, чем стать содержанкой. К моменту встречи с Гюго она считалась одной из красивейших куртизанок Парижа.



Сначала красавица пыталась "совмещать" романтическую любовь к "своему гению" со встречами с богатым русским красавцем Анатолем Демидовым, по-королевски ее содержавшим. Но Гюго, не терпевший соперников, поставил вопрос ребром: или любовь "очистит" Жюльетту, или... Друэ, боготворившая Виктора, была согласна стать праведной, но за ней числилось 20 тысяч франков долгов. Для экономного Виктора эта сумма была фантастической. Но он взял ее на себя - с условием, что Жюльетта оставит "прежнюю жизнь" и начнет новую. До безумия влюбленная женщина с воодушевлением поменяла роскошную квартиру на нищую мансарду, одна из "королев полусвета" согласилась вести уединенную жизнь и иметь в гардеробе два дешевых платья. Деньги, которые Гюго давал ей на жизнь, она должна была расписывать до копейки. Ни на какие лишние траты она не имела права. Вся ее жизнь отныне состояла только из встреч с "возлюбленным повелителем" и секретарской работой с его творениями. Поразительно, но при всем при этом Жюльетта чувствовала себя безумно счастливой.



Гюго, пылкий и страстный, платил Жюльетте тем же. Идиллия продолжалась больше десяти лет. Потом Жюльетта начала сдавать. Затворничество и экономия губительно отразились на ее красоте. Виктор стал поглядывать на других женщин. Конфликт усугубила очередная трагедия. 19-летняя Леопольдина, любимая дочь Гюго, катаясь на яхте, утонула вместе с мужем. Писатель, убитый смертью дочки, вдруг стал думать, что это была "божья кара" за его роман с Жюльеттой. Терзаниями поэта воспользовалась хорошенькая Леони Биар, жена одного из соседей Гюго. Флирт с Леони обернулся для Виктора страшным скандалом: ревнивый муж застал пару "на месте преступления" и привел полицию. Даму забрали, а Гюго от ареста спас титул пэра Франции. Однако, даже выйдя из тюрьмы, Леони, получившая неожиданную поддержку у Адель Гюго, продолжала преследовать писателя. Но она, естественно, не была согласна жертвовать всем ради нищеты и роли "подруги гения". А Жюльетта на ее фоне просто поражала своим самоотречением.

"Гордиев узел" отношений разрубил переворот 1951 года. Гюго, не жаловавшего Наполеона III, должны были арестовать, а может даже - расстрелять. Самоотверженная Жюльетта спасла ему жизнь: она спрятала его у своих друзей, рискуя жизнью, узнавала о судьбах других противников режима, а главное: каким-то чудом достала ему заграничный паспорт на чужое имя. Вместе с любимой Гюго бежал в Бельгию, а потом - на остров Гернси.

Но счастье Жюльетты и там было недолгим. Вскоре к Виктору приехала законная жена с детьми, и Жюльетте пришлось поселиться в скромной квартирке и довольствоваться редкими посещениями. Ее "возлюбленный повелитель" был по-прежнему к ней бесконечно привязан, но желал соблюдать приличия. К тому же стареющей Жюльетты ему давно уже было мало, а многие красивые девушки в Гернси считали за счастье "понравиться" великому писателю. Жюльетта смирилась с этим, хотя и страдала. Адель Гюго, чьи отношения с мужем давно стали дружескими, похождениями Виктора просто не интересовалась. Ее больше заботила дочь Адель - лишенная из-за политических взглядов отца общества сверстников, она немного "двинулась рассудком" на этой почве. Мать боялась, что с ней случится что-то страшное - и оказалась права. В одну из отлучек матери, Адель сбежала в Англию, а затем в Америку - искать английского лейтенанта в которого влюбилась на острове. К моменту, когда она его нашла, лейтенант уже женился на другой, но Адель продолжала преследовать его даже на тихоокеанских островах. Наконец, сердобольная негритянка привезла ее оттуда, уже психически больную, к родителям. Те поместили ее в клинику, где она и пробыла до конца своих дней. Виктор Гюго потерял вторую дочь. Для его жены это было уже слишком. Она умерла в 1868 году. Перед смертью мадам Гюго успела помириться с Жюльеттой Друэ, и обе женщины, ставшие просто друзьями и "ангелами" Виктора, до конца жизни сохранили друг к другу глубокое уважение. Смерть Адель, а затем и сыновей Шарля и Франсуа-Виктора глубоко потрясла стареющего писателя.


Адель, дочь Гюго

Зато он вновь обрел родину. Франко-прусская война смела империю Наполеона III, и Гюго триумфатором вернулся в Париж. Он остался последним из Великих - и самым значительным из них. Преклонение и уважение перед мэтром спешили выказать даже коронованные особы. Император Бразилии Педро навестил Гюго дома, и в ответ на представление хозяина "Перед вами Его Величество император Педро", заметил: "Здесь лишь одно Величество - Виктор Гюго". Жюльетта наконец-то стала хозяйкой дома. Она по-прежнему страдала, зная, что ее возлюбленному в 70 с лишним лет ударил бес в ребро - он менял любовниц, как перчатки, причем большинству из них не было и 25 лет. Среди его "пассий" мелькали прославленные имена - Сара Бернар, Жюдит Готье, дочь писателя Теофиля Готье, Джейн Эслер... Но на ее особое место в жизни писателя никто и не пытался покуситься. В 1883 году они отпраздновали "золотой юбилей". "Пятьдесят лет любви - вот лучшее из супружеств", - написал поэт той, которая навсегда осталась для него Великой любовью. В тот же году Жюльетта умерла. Ей было 77 лет.



Сам же Гюго дожил до восьмидесяти трех лет и умер в 1885 году, 22 мая. Это был день святой Юлии, праздник, который они с Жюльеттой всегда считали днем их Любви.

Елена ЦЫМБАЛ
Tags: love story, биографии, мои статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • R.I.P Леонид Сергеевич Броневой 1928-2017

    Я всегда в декабре пиш у о Броневом - 17-го, поздравляя любимого артиста с днем рождения. В этот раз пришлось писать на 8 дней раньше - и по другому…

  • R.I.P Даниэль Дарье 1917-2017. Великолепный век

    Пару дней назад в Париже на 101 году жизни умерла Даниэль Дарье Я люблю ее, вы знаете, но не буду сейчас разводить сенсетивность. По-моему,…

  • "Письмо трем женам" США, 1949

    В ролях : Джилл Крейн, Линда Данелл, Керк Дуглас. Три красивые дамы из благополучных семей, собрались вместе в какую-то благотворительную…

promo tsimbal january 31, 2010 15:51 17
Buy for 10 tokens
Вряд ли в мировом кино когда-нибудь появится актер, которого бы зрители любили так же сильно и так же долго, как американцы - Кларка Гейбла. В наше стремительное время, когда только-только появившуюся "звезду" уже называют "культовой" и "живой легендой", когда мировая эйфория за год-полтора…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments