lin_tsimbal (tsimbal) wrote,
lin_tsimbal
tsimbal

Category:

Оливия де Хевиленд и Джоан Фонтейн: Принцесса и простушка

История соперничества сестер - в кино и литературе тема неисчерпаемая. Бездонная, как океан - потому что подарена самой жизнью. «Две девочки в семье» - это всегда роман, и очень редко в этом романе сестры будут еще и подругами. Особенно, если эти сестры – погодки. В большой семье, или там, где двое – мальчик и девочка – роли распределены иначе, и драматизма значительно меньше. Но сестры… Соперничество за любовь, внимание родителей, симпатии окружающих, попытка что-то доказать друг другу – все это родом из детства. Иногда такое соперничество скрыто и «выплывает» лишь во время житейских неурядиц. А иногда – в эту бесконечную игру «а я лучше, ловчее, удачливее и счастливее», играют на глазах у всего мира две потрясающие женщины. Брюнетка и блондинка, удачница и труженица, нежная и аристократичная английская «роза» и американская «селф-мейд-вумен»… Принцесса и Простушка.


Принцесса



Простушка


Оливия и Джоан де Хэвиленд родились много-много лет назад в Токио, у английской пары, которую судьба забросила в Японию. Первой родилась Принцесса – невероятно хорошенькая малышка, гордость и надежда матери, названная шекспировским именем Оливия. Через год, когда чувства между родителями пошли на убыль, родилась вторая дочь – Простушка, названная Джоан, болезненный ребенок, доставлявший больше хлопот, чем радостей. Мать девочек, актриса, которая еще успеет прославиться под именем Лилиан Фонтейн, после разрыва с мужем, планировала вернуться в Англию – но доктора убеждали ее, что ее болезненной младшей дочке необходим более теплый климат. Лилиан была хорошей матерью: она увезла девочек в Калифорнию, и вместо карьеры занялась их воспитанием. Однако временами казалось, что в материнском сердце есть только одно место – для Принцессы. Оливия росла красавицей, и мать не жалела для нее ничего – хороший колледж, красивые платья, блестящее образование и воспитание. На младшую средств уже не хватало – она донашивала одежду сестры, и могла рассчитывать лишь на католический пансион средней руки. Принцесса относилась к Простушке снисходительно. В 9 лет она составила шутливое завещание, где оставила «бедняжке Джоан» свою красоту, потому что «это все же лучше, чем ничего». Это было жестоко – Джоан была хорошенькой, и пресноватой лишь на фоне яркой красоты сестры.

Младшая пыталась огрызаться, но бесполезно – мать всегда принимала сторону Принцессы. Более того, когда в очередном приступе «войны миров», старшая сестра ножницами разрезала свои старые платья – чтобы они не достались Джоан, ей не попало – а Джоан ночами сшивала их, потому что других ей никто покупать не собирался.

Устав от несправедливостей судьбы, Джоан сбежала к отцу в Японию. Прожив с ним 2 года, она вернулась в Америку – и увидела с афиши прекрасное лицо сестры – в объятьях у самого Эррола Флинна. Принцессе первый шаг в кино дался легко – как давалось легко все в жизни – эпизодическая роль, встреча с агентом, контракт – и почти сразу же – роль романтической героини Арабеллы Бишоп, невесты капитана Блада. Красота и удивительная женственность Оливии, выгодно оттенявшая удаль «настоящего мужчины» Флинна, пришлись Америке по душе. Флинн и де Хевиленд стали самой романтической кинопарой Голливуда – Робин Гудом и Мэриан, Джефри и Элизой из «Атаки легкой кавалерии», Робертом Эссексом и леди Грей из «Частной жизни Елизаветты и Эссекса»… Среди холодных красавиц a-la Гарбо и Дитрих, сексуальных кошечек a la Харлоу, энергичных американок в духе Кэйт Хепберн и Розалин Рассел, Оливия нашла свою нишу – умопомрачительно женственной аристократки, полной нежной прелести, рядом с которой даже мужлану захочется быть джентльменом.







Именно это и заставило Дэвида Селзника принять безумное, на первый взгляд, решение – предложить Оливии роль Мелани Гамильтон в «Унесенных ветром». Безумное, поскольку половина претенденток на роль Скарлетт в ту пору (до Вивиен Ли) значительно уступали «бесцветной» Мелани в красоте. Но Хевиленд была не только прелестной женщиной, но и опытной и талантливой актрисой. Она «затушевала» роскошные природные данные, как могла – лишь ее огромные, лучистые, полные любви глаза «затушевать» было невозможно.



Роль Мелани стала новым «Звездным» часом в карьере Оливии, ее визитной карточкой и гордостью ее матери. Видя успехи сестры, Джоан тоже подалась в кино, прошла несколько кастингов, получила работу… Радостная, она сообщила об этом матери – и услышала в ответ: «Ты не будешь мешать Оливии. Одной де Хевиленд на экране достаточно! Я не хочу ничего слышать об актрисе Джоан де Хевиленд». Джоан была железной женщиной – но тогда она разрыдалась. А успокоившись, решила не портить маме нервы и выступать под фамилией отчима – Фонтейн (мать и сама выступала под этой фамилией). Уже как Джоан Фонтейн, через четыре года мытарств и небольших ролей в дешевых фильмах, она получила главную роль в фильме Хичкока «Ребекка».



Это был ее шанс! Дело было даже не в том, что это был «звездный» фильм – с великим режиссером, великим продюсером – Сэлзником и великим партнером – Оливье. Это была ее история, история Простушки - всего лишь Второй после погибшей Королевы. Не в жизни, так хоть в фильме Джоан смогла изменить реальность – почувствовать, что она любима больше, чем призрак, оказавшийся весьма мрачным. Она играла с исключительной самоотдачей. Воодушевленный Хичкок тут предложил ей еще одну роль – в своем новом фильме «Подозрение», за которую Джоан получила «Оскара».



Вручение наград в 1942 году потом долго было на устах у репортеров и сплетников. Две сестры – де Хевиленд и Фонтейн – обе номинировались на «Оскар», и – бац! – присудили его не Принцессе, а боевитой Простушке. Оливия, как положено сестре и леди, хотела поздравить Джоан – но та, оттолкнув ее, полетела на сцену за «Оскаром». Через пару лет история повторилась – теперь награду выиграла Принцесса, и Джоан была готова протянуть ей руку для поздравления. Оливия ее просто не заметила.


Редкое фото – две сестры вместе

Впрочем, в отсутствии сестринской любви во многом была виновата Джоан. Она прохаживалась по адресу мужа Оливии, писателя Маркуса Годрича. У того не сложился «роман с Голливудом», и он жил на гонорары жены. Джоан сама была не очень счастлива в любви – первый муж, чуть не сбежавший от нее накануне свадьбы, выдержал шесть лет, брак со вторым – главой отдела сценаристов Парамаунт – продержался даже меньше. Джоан была бойкой и острой на язык. Это Принцесса могла жалеть своего мужа-неудачника и делать вид, что у нее прекрасный брак. Простушка считала, мир не был добр к ней – так почему она должна быть добра к кому-то? «Брак – институт столь же мертвый, как птица Додо» - вот итог четырех попыток Джоан построить семейную жизнь.





После войны, карьера обеих сестер пошла на спад. Правда, Оливия успела получить второй «Оскар». Она блестяще сыграла то, чем никогда не была в жизни – дурнушку с добрым сердцем, безнадежно влюбленную в того, кто любит лишь ее деньги. «Наследница» стала настоящим триумфом Принцессы. Другой ее победой стал новый брак. Оливия вышла замуж за издателя «Пари матч» и окунулась в светскую жизнь во Франции.

Джоан продолжала сниматься – сначала в кино, потом на ТВ. Но без Оливии карьера актрисы была уже не такой привлекательной. Энергичная и деятельная, Джоан искала себя в других областях. Она закончила курсы пилотов и получила лицензию, участвовала в соревнованиях по воздухоплаванию – и даже выиграла их, занималась конным спортом, гольфом, спортивным рыболовством, получила специальность шеф-повара и дизайнера. Вокруг нее кружились толпы мужчин, а по насыщенности и разнообразию ее жизнь могла дать фору кому угодно. Принцесса тем временем блистала в Париже, воспитывала детей – сына от первого и дочь от второго брака – и просто жила. Сестры общались мало, но делали вид, что все в порядке.



Хрупкий мир стал доброй ссорой в 1975 году. На руках у Принцессы умерла Лилиан Фонтейн, так и не сказавшая младшей дочери, что она гордится ею. Джоан не попала на похороны, и никто до сих пор не знает почему: Принцесса сочла, что той было недосуг, Простушка – что ее лишили священного права проститься с матерью. С тех пор сестры не общаются.

90-е стали для Оливии временем потерь. Сначала внезапно умер ее сын, за ним – не перенеся удара – последовал ее бывший муж, с которым Оливия дружила. Второго мужа, тоже бывшего и тоже друга, уложила в постель тяжкая болезнь – и Принцесса выхаживала его несколько лет. На ее руках он и умер. Дочь Жизель стала не единственной поддержкой Оливии – ее племянницы, родная и приемная дочь Джоан – тоже помирились с ней. Джоан, никогда не ладившая с собственными детьми (приемная дочь даже сбежала от нее в 17 лет) не простила «предательства», и теперь живет в одиночестве. Она все еще играет «в войнушки» со старшей сестрой. «Я первой вышла замуж, первой получила «Оскара», и если я умру первой, то Оливия будет в ярости – я побью ее и здесь». Джоан добилась своего - она умерла 16 декабря 2013 года, в 96 лет - Первой.


Оливия в 99 лет

Как бы то ни было Оливия и Джоан, обогатили Голливуд – своим талантом, свое красотой. Принцесса шла по жизни легко, путь Простушки, как она сыронизирует в названии мемуаров, не был «ложем из роз». Но это соперничество подарило миру двух замечательных актрис, каждая из которых прославила СВОЕ имя – Оливия де Хевиленд и Джоан Фонтейн.

Было бы неплохо, если бы все соперничества сестер приводили к столь же блестящим результатам!

(с) Елена ЦЫМБАЛ

ПРИНЦЕССА В ВСЕЙ КРАСЕ: Я очень старалась, но таких красивых фотографий Оливии, как здесь
http://humus.livejournal.com/337630.html в Инете больше не нашла
Tags: "золотой век" Голливуда, биографии, кино, мои статьи, фотки
Subscribe
promo tsimbal january 31, 2010 15:51 17
Buy for 10 tokens
Вряд ли в мировом кино когда-нибудь появится актер, которого бы зрители любили так же сильно и так же долго, как американцы - Кларка Гейбла. В наше стремительное время, когда только-только появившуюся "звезду" уже называют "культовой" и "живой легендой", когда мировая эйфория за год-полтора…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 30 comments